Interview

Sergei Parajanov Interview

PARAJANOV.com

Biography… I don’t quite remember my biography. What’s my biography? “Dard” (sorrow) — here is its eternal form.

Now after my third arrest, I can somehow sum up something — turned around and see that I am old. That’s how I feel at 63. My professor died when he was 43. My teacher Savchenko, a great master of Soviet cinema, died at 43. Back then he was an old man for us. We all were 20 year olds: Alov, Naumov, Khutziev, Mironer, Berezhnikh.

Ukraine has bombarded me with requests to shoot “The Tale of Igor’s Campaign.” That for me is the greatest prize. I had been dreaming of that for a long time. I dreamed of shooting a film together with Gerasimov. He shoots realism and I shoot surealism. We get a double pie with stuffing.

Due to my retirement age I feel more tenderness to the motherland where I unfortunately don’t live yet. Armenia for, it is art and history, it is my friends, my joys, our creative losses.

I am not a professional and I don’t aspire to that. My exhibition is not a hobby; it’s a necessity of my profession. I am a film director: I was taught by great masters Savtchenko and Dovzhenko, both of them drew, Eisenstein too, so I willy-nilly started drawing myself, making collages, joining textures, searching for some kind of plastics.

I want children to visit the exhibition because now the time came to seek, to find and to realize the beautiful, the beautiful around us – our mountains, sky. We should be able to express passions, to see, to love and to venerate. It is not enough to love! One must venerate. That’s why I’ve created a special room for children where I expressed in puppets the plastics – expressed the tragedy of war, humorously showed Karmen and Jose, and even the Turk who had betrayed Kare. All that is for children’s education: my suitcases turned into elephants and elephants turned into suitcases. So this Small World will interestingly open before children of Armenia who deserve great attention because we need to restore so many things in Armenia and in culture, to balance the consumers, to equalize the common taste in the country.

One of the rooms – it is “a room in the memory of Tarkovsky”. I’ve dedicated to him two dummies called “Pieta” and specially made a collage about the night bird.

In the “room of the radiance” there are costumes to the “Demon,” bouquets – dedications – admiration of life.

One of the rooms is “a room of my fate.” This is my fate, fate of my friends, their attitude towards me. Here I exhibit in harmonious combination the works of Georgian and Armenian artists and my self-portrait.

Here I’ve expressed reverential attitude towards my mother – an Armenian who had devoted all her life to bringing up the children. Unfortunately, she has never been to Armenia, hasn’t found the time for that: she either ran around trying to get my father discharged from prison or was busy with bringing up her children.

Here’s also my diploma signed by Dovzhenko, my school-leaving certificate, my grandfather selling wine, my uncle, our institute: Melik-Avakayan, Khutziev and me – three Armenians who had entered the same year Moscow Institute of Cinematography. All that excites me.

“The room of graphic art,” where I have devoted the whole wall to “Baku commissars” – the elegy wall, drawings and the bouquet devoted to my beloved brother who hadn’t returned back home from the war.

I’m not a professional and I forbid the critics to consider me as a professional artist. I’m an art-lover and a film director. And you are now in my workshop where the process of my films is taking place and for what I get…All in all, I’ve got 60 golden medals. What did I get them for? For my taste, for my ability to express the aesthetics.

No miracle is occurring. I’m in search of what lays in the nature. It helps me to catch, to fix, to create the plastics and to venerate. This exhibition is my celebration.

For me the national character is above all and the most precious things in my life. That’s why I’ve chosen the museum of folk art. I deprive the critics of the right to consider me a professional artist. I’m a film director and I’m proud of this profession. And I’ve never tried to get into my own films in order to immortalize myself.

Everyone knows that I have three Motherlands. I was born in Georgia, worked in Ukraine and I’m going to die in Armenia.

January 1988, Yerevan, Armenia.

Russian version

 

Биография… Я не очень-то помню мою биографию. Что моя биография? “Дард”* – вот это вечная ее форма. Сейчас, в последнее время как третий арест прошел, я как-то могу что-то суммировать, обернулся – вижу старость. Это я ощущаю мои 63 года. Мой профессор умер в 43. Человек, у которого я учился – Савченко, великий мастер советского кино умер в 43 года. Для нас он был тогда старый человек. Мы все были молодые 20-ти летние юноши: Алов, Наумов, Хуциев, Миронер, Бережных.

Украина меня атаковала желанием, чтоб я снял “Слово о полку Игореве”. Это для меня высшая награда. Я давно об этом мечтал. Я мечтал снять фильм вместе с Герасимовым. Он снимает реализм, а я сюрреализм. Получается двухслойный с начинкой пирог.

У меня в связи с пенсией возникает еще большая нежность к Родине, где я, к сожалению, пока не живу. Для меня Армения – это искусство и история, это мои друзья, мои радости, наши творческие потери.

Я не профессионал и на это не претендую. Моя выставка – это не хобби, а необходимость моей профессии. Я режиссер: учился у великих мастеров Савченко и Довженко, они оба рисовали, рисовал и Эйзенштейн, и, поневоле, я начал рисовать, делать коллажи, стыковывать фактуры, искать какую-то пластику.

Я хочу, чтобы выставку посетили дети, потому что сейчас пришло время искать, находить и реализовывать прекрасное, прекрасное вокруг нас – наши горы, небо. Надо уметь выражать страсти, видеть, любить и благоговеть. Мало любить! Надо благоговеть.

Поэтому я и сделал специально комнату для детей, где я выразил в куклах пластику – передал трагедию войны, с юмором показал Кармен и Хосе, и даже турка, который сдал Каре. Это все в назидание детям: мои старые чемоданы превратились в слонов, а слоны превратились в чемоданы. Вот этот Мирок очень интересно откроется перед детьми Армении, которые заслуживают большого внимания, потому что нам надо многое реставрировать в Армении в культуре, выравнить потребителя, выравнивать общий вкус в стране.

Одна из комнат – это “комната памяти Тарковского”. Я посвятил ему два манекена, названных “Пиета” и сделал специально коллаж о ночной птице.

В “комнате сияния” – костюмы к фильму “Демон”, букеты-посвящения – восхищение жизнью.

Одна из комнат – “комната моей судьбы”. Это моя судьба, судьба моих друзей, их отношение ко мне. Здесь я выставляю в гармоническом сочетании грузинских и армянских художников и свой автопортрет.

Здесь я выразил благоговение перед матерью – армянкой, отдавшей всю свою жизнь воспитанию детей. К сожалению, она ни разу не была в Армении, не нашла времени для этого: она то бегала, чтоб освободить папу из заключения, или же воспитывала детей.

Тут и мой диплом, подписанный Довженко, мой аттестат, мой дед, торгующий вином, мой дядя, наш институт: Мелик-Авакян, Хуциев и я – три армянина, которые поступали в один год во ВГИК. Все это волнует меня.

…”Комната графики”, где я посвятил целую стену “бакинским комиссарам” – стена Элегия, графические произведения и букет, посвященный любимому брату, который не вернулся из армии. Он погиб на фронте – ему посвящается букет.

Я непрофессионал и запрещаю критикам считать меня профессиональным художником. Я любитель искусства и режиссер. И вы присутствуете в моей мастерской, где происходит процесс тех фильмов, за которые я получаю… В сумме я получил 60 золотых медалей. За что я их получил? За вкус, за то, что я могу выразить пластику.

Никакого чуда не происходит. Я это ищу, это лежит в природе. Это она мне помогает взять, зафиксировать, создать пластику и благоговеть перед этим. Эта выставка – мой праздник.

Народность для меня выше всего и самое дорогое, что есть у меня в жизни. Поэтому я выбрал музей народного искусства. Я лишаю критиков права считать меня профессиональным художником. Я режиссер и горжусь этой профессией. Никогда не лез сниматься в своих фильмах, чтобы увековечить себя.

Все знают, что у меня три родины. Я родился в Грузии, работал на Украине и собираюсь умирать в Армении.

15 января 1988

http://www.parajanov.com/interview.html